Партизаны: герой, убийца и фантом

Партизаны: герой, убийца и фантом

Все три героя этих непохожих историй боролись с врагами. Первому не поверили свои. Второй придумал врагов. Третьего самого придумали

Русский гарибальдиец

В июле 1944 года гарибальдийцы после четырехдневного штурма вытеснили немцев из Монтефьорино (провинция Модена, Италия). Одним из первых на территорию коммуны, где позднее была образована партизанская республика Монтефьорино, ворвался отряд капитана Руссо. Капитана звали Владимир Переладов. Прозвище свое он получил от товарищей по борьбе — участников Сопротивления, итальянских партизан.

На фронт Владимир, уроженец Новосибирской области, ушел в первые же дни войны. Был командиром батареи противотанковых пушек. В октябре 1941 года во время боев под Вязьмой Переладов с товарищами оказался отрезан от своих и попал в плен. Почти два года лагерей. Постоянно мучил голод. Переладов потом вспоминал: «Никакой пищи не было, если не считать, что раз в неделю немцы заводили в лагерь двух старых лошадей, отдавая их на съедение военнопленным». Три раза пытался бежать — неудачно. Ловили, избивали до полусмерти, сломали прикладом колено. Как-то выжил.

Летом 1943 года пленных отправили в Северную Италию на строительство Готской линии — оборонительных укреплений в Апеннинских горах. Местные жители фашистов ненавидели и, соответственно, как могли, помогали пленным. Так и случился четвертый побег, который организовал Гуирино Дини, рабочий велосипедной фабрики. В доме Гуирино и его жены Розы Владимир провел первые два месяца своей жизни на свободе. Называл их «мои итальянские родители». Дини и свел его с местными партизанами.

Оккупационные власти объявили за голову капитана Руссо награду в 300 000 лир

В начале зимы бригаде, в которой сражался Владимир, удалось захватить в селении Фарассиноро целый батальон чернорубашечников вместе с изрядным запасом провизии и оружия — это был успех. Между тем соотечественников в окружении Переладова становилось все больше. «Не проходило и дня, — вспоминал он, — чтобы партизанские отряды нашей, да и не только нашей зоны не пополнялись все новыми и новыми бойцами и офицерами, бежавшими из немецкого плена». И Владимир стал командиром вездесущего русского ударного батальона. Оккупационные власти объявили за голову капитана Руссо награду в 300 000 лир.

Весной 1945 года Владимир наконец попал на родину. В СССР его, как и прочих побывавших в плену, ожидал фильтрационный лагерь. Работал на Крайнем Севере, затем в Москве — в Госплане. Написал книгу «Записки русского гарибальдийца».

По свидетельству Михаила Талалая, автора книги «Русские участники Итальянской войны 1943–1945», в итальянском Сопротивлении участвовали около 5000 русских. В частности, в римском подполье была группа белоэмигрантов, организованная Алексеем Флейшером. Они разыскивали места с пленными из СССР и организовывали побеги. Таким образом были вызволены и отправлены к партизанам более сотни человек.

Заблудившийся самурай

Зимой 1974 года Хироо Онода, командир японского диверсионного отряда, по-прежнему бродил по филиппинским джунглям на острове Лубанг, думая, что Вторая мировая война продолжается. Собственно, отряда-то уже и не было. Последнего бойца два года назад застрелил местный полицейский, когда тот «экспроприировал» рис у крестьян. Но Хироо не сдавался. За 30 лет, прошедших с конца Второй мировой войны, он убил около 30 человек и не менее сотни ранил. Среди них были американцы с военной базы, филиппинские военные, полицейские и гражданские лица.

Ему не раз попадались сбрасываемые с самолета листовки, где говорилось о капитуляции Японии и конце войны. Но Онода знал: все это вражеская пропаганда

К жизни в джунглях удалось приспособиться. Онода ставил силки на мелкую живность. Собирал растительный оброк с крестьянских полей и плоды джунглей. Пил кокосовое молоко. Чистил зубы толченой пальмовой корой. Раз в год, в сезон дождей, обычно во время грозы, чтобы не было слышно выстрела, он выходил к деревне и убивал корову. Коровье мясо вялил. Хватало надолго.

За это время ему не раз попадались сбрасываемые с самолета листовки, где говорилось о капитуляции Японии и конце войны. Но Онода знал: все это вражеская пропаганда. Не убедил его и захваченный во время одной из вылазок радиоприемник — ему он не верил тоже.

Предыстория отшельничества японского военного такова. В 1944 году младший лейтенант Онода был отправлен на Филиппины в качестве командира спецотряда. После того как японцы были с острова вытеснены, Хироо со своими людьми ушел в горы, где продолжил партизанскую войну. Рядовой Юити Акацу не выдержал первым — в 1950 году сдался местной полиции и отбыл на родину. Таким образом люди узнали, что часть бойцов еще жива. Их искали, но не нашли. Позже Онода рассказывал, что о присутствии чужаков в джунглях научился узнавать по тревожным голосам птиц — и это помогало уходить от погони.

Правительство разыскало бывшего командира Оноды, мирно работавшего в книжном магазине, и срочно отправило на Лубанг, где тот в мегафон зачитал бывшему подчиненному приказ

В мае 1954 года при столкновении с полицией был убит капрал Сёити Симада — таким образом отряд снова напомнил о себе и Япония снова взялась за его поиски. Искали тщетно и в 1969 году Оноду и его последнего бойца вторично объявили погибшими

В феврале 1974 года Хироо случайно встретил на Лубанге путешествующий студент. Вернуть заблудшего партизана к цивилизации не удалось, но сфотографировать он себя дал — это была сенсация. Правительство разыскало бывшего командира Оноды, мирно работавшего в книжном магазине, и срочно отправило на Лубанг, где тот в мегафон зачитал бывшему подчиненному приказ: все подразделения и лица, которые подчиняются особой группе Генерального штаба 14-й армии, должны немедленно прекратить бои и маневры. И Онода сдался.

Хироо Онода в 22 года и в преклонном возрасте

За многочисленные грабежи и убийства Филиппины жаждали крови Хироо, но Японии удалось добиться помилования своего героя. Он издал несколько книг мемуаров и мирно скончался на 92-м году жизни.

В 1972 году около города Талофофо (остров Гуам, США) ловцами креветок был обнаружен японский капрал Сёити Ёкои, во время войны ушедший в джунгли, чтоб не попасть в плен. Не признал капитуляцию Японию и «продолжал свою войну» и Тэруо Накамура, вернувшийся к цивилизации в 1974 году.

Внезапный друг де Голля

Сенсационные открытия, связанные с именем советского партизана Ахмедии Джебраилова, совершались дважды, с промежутком в полвека. Первая история, о которой писала тогда вся советская пресса, произошла в 1966 году, во время визита в Москву Шарля де Голля.

Французская сторона тогда настоятельно попросила, чтобы президента встречал его друг и соратник по Сопротивлению Армад Мишель, проживающий в СССР. Принимающая сторона кивнула, но, несмотря на подключение к поискам КГБ, гражданина с таким именем на необъятных просторах родины не обнаружила. На след вывела машинистка, когда-то печатавшая документы Хрущеву. Отставной генсек вспомнил чудака из Азербайджана, которому французы как участнику Сопротивления прислали $100 000, а тот их передал в Фонд мира. По документам фонда и обнаружили скромного агронома, настоящее имя которого было Ахмедия Джебраилов. Он жил в селе Охуд Шекинского района.

Бывшего партизана увезли в Москву. Одели-обули в спецсекции ГУМа. Затем наш герой оказался на летном поле Внукова-2, где встречали французского президента. Все остальные встречи де Голль, разумеется, отменил, запоем общаясь с соратником. После его отъезда Джебраилов, оставив в номере гостиницы всю дорогую экипировку, тихонько отбыл в свое село. Но героический путь его теперь уже был известен — не скрыться.

Как и Владимир Переладов, в 1942 году он был взят в плен. Был в Дахау. Затем попал в лагерь во Франции. Там плюс к немецкому, который знал в совершенстве, изучил французский. Бежал. Примкнул к маки (французские партизаны). Стал командиром разведгруппы. Освободил 500 детей, вывозимых в эшелоне в Германию. В немецкой форме (будучи русоволосым и голубоглазым) ходил в тыл врага, брал «языков». Однажды в этом виде был ранен, подобран немцами и отправлен в госпиталь. Так он стал капитаном немецкой армии Хайнцем Ляйтгебом, а затем и комендантом оккупированного французского города Альби. Результатом его пребывания на должности стали массовые крушения поездов и побеги военнопленных. Ушел в леса, прихватив высокопоставленного «языка» и казну комендатуры.

Войну он закончил национальным героем Франции, имевшим высочайшие военные награды. Подружился с лидером французского Сопротивления генералом Шарлем де Голлем. Но благополучной жизни предпочел родину, был репрессирован, освободившись, стал сельским агрономом. После 1966 года его жизнь, разумеется переменилась. О герое писали статьи, книги, снимали фильмы, создали музей, назвали в его честь улицу в Шеки. Умерший в 1994 году Ахмедия Джебраилов стал наконец национальным героем не только Франции, но и Азербайджана.

Партизаны: герой, убийца и фантомЛ. И. Брежнев и Ш. де Голль, 1965 год

Сенсация №2, касающаяся героя-партизана, случилась в 2015 году: из русской и французской «Википедии» была удалена статья, ему посвященная. В английскую внесли соответствующие правки. Миф развенчивали долго, по крупицам. Удивление вызвало то, что встреча де Голля не оставила следов ни в материалах о генерале, ни во французских СМИ. Вообще, в англо- и франкоязычной прессе и литературе упоминаний о Армаде Мишеле или Джебраилове не обнаружилось. В списках Дахау он также не значился. В окрестностях французского города Родез, который упоминается в биографии Ахмедии, концлагеря не было. Крайне сомнительным было и то, что парень из азербайджанского села так знал немецкий язык и вжился в роль немецкого офицера, чтобы его долгое время принимали за кадрового военного. Наконец, из Франции пришел ответ на запрос: «В списке награжденных медалями Сопротивления не значится». Подделками оказались и многие документы из дома-музея в Шеки, и хранящиеся там награды. Обнаружилась, к примеру, медаль, которой награждали во время Первой мировой войны. Словом, Армад Мишель, похоже, оказался выдуманным героем, хотя «базой» для фантазий был реально существующий человек.

Иногда героев придумывали целиком. Так, в 1930 году «родился» и «умер» от рук злодеев-кулаков пионер Гриша Акопян из города Гянджа. Национальную версию вместе с биографией, родными, обстоятельствами подвига и смерти изложил писатель Саркис Мнацаканян — по заданию ЦК ЛКСМ Азербайджана, срисовав образ с уральского пионера Павлика Морозова.

В статье «Обыкновенные герои» «Моя Планета» рассказывала, как плотник, повар, маляр, пастух и зубной врач пошли на войну и стали Героями Советского Союза. Это реальные истории Великой отечественной войны.

Источник

Автор: Андрей Столетов
22.10.2018 (13:20)

Подпишитесь на новости

Чтобы всегда быть в курсе наших новостей
и обзоров - просто подпишитесь на нашу
рассылку новостей.